Обзор религиозной ситуации в СКФО

24.05.2018
В северокавказском сообществе все чаще отмечается конкуренция трех оснований упорядочения и нормирования жизненных стратегий и тактик индивидов и групп – обычное право, религиозное право, государственное светское законодательство РФ.

Культурное представительство при посольстве Ирана в России в своем репортаже для агентства IQNA со ссылкой на российский источник пишет: Несмотря на стабильную ситуацию в целом, в сфере межэтнических отношений лидерами национальных общественных организаций, публичными политиками поднимаются проблемы, которые являются спорными и конфликтогенными на протяжении длительного времени. В нарастании этнической напряженности значимую роль играют определенные порталы и сайты в Интернете, размещающие часто одностороннюю информацию. академик РАН, доктор исторических наук, профессор В.А. Тишков, ответственный редактор – доктор политических наук, профессор М.А. Аствацатурова) продолжает серию исследований в рамках деятельности Распределенного центра межнациональных и межрелигиозных проблем Министерства образования и науки РФ. Он включает в себя анализ основных трендов, а также прогнозы и практические рекомендации.

Серия северокавказских исследований уже отмечена своеобразным знаком качества в российской регионалистике. Эта серия зарекомендовала себя качественным эмпирическим материалом, солидными обобщениями и выводами. Важное достоинство продолжающейся серии – комплексный характер. Материалы докладов охватывают социально-политическую сферу, экономику, но фокусируются прежде всего на межэтнических и государственно-конфессиональных отношениях. Итоговый доклад за 2017 год состоит из вводной части и двух разделов. В вводной статье говорится: "Фактор религии и веры все чаще используется не только в общественном дискурсе и в общественных практиках, но и в политических и управленческих процессах. При этом зачастую главы регионов (прежде всего республик РФ в составе СКФО) в политике и управлении широко используют фактор как своей религиозной принадлежности, так и религиозной принадлежности населения в целом.

В северокавказском сообществе все чаще отмечается конкуренция трех оснований упорядочения и нормирования жизненных стратегий и тактик индивидов и групп – обычное право, религиозное право, государственное светское законодательство РФ". Первый раздел доклада посвящен мониторингу межэтнических отношений в СКФО во втором полугодии 2017 года и итогам за весь календарный год. Авторы приходят к выводу, что в Ставропольском крае в целом стабильная и контролируемая ситуация, но при этом отмечается "традиционная практика этнического атрибутирования проблемных ситуаций и их последующая политизация". Они делают крайне важное замечание о том, что в Ставрополье наблюдается "проникновение" межэтнических противоречий и национальных вопросов, проблема разделенных и репрессированных народов из соседних субъектов РФ, что "приводит к косвенной актуализации межэтнических и межконфессиональных отношений в регионе и к обсуждению в сообществе СКФО провокационных этнополитических проектов".

В тексте о ситуации в Кабардино-Балкарии авторы говорят о том, что руководство республики уделяет большое внимание сохранению качественных межэтнических отношений, отмечается роль Правительственной комиссии по вопросам межэтнических и межконфессиональных отношений в Кабардино-Балкарской Республике, Управления по взаимодействию с институтами гражданского общества и делам национальностей, Парламента КБР, местных органов власти. О ситуации в Карачаево-Черкесии в 2017 году в докладе говорится следующее: "Несмотря на стабильную ситуацию в целом, в сфере межэтнических отношений лидерами национальных общественных организаций, публичными политиками поднимаются проблемы, которые являются спорными и конфликтогенными на протяжении длительного времени. В нарастании этнической напряженности значимую роль играют определенные порталы и сайты в Интернете, размещающие часто одностороннюю информацию".

В текстах о Северной Осетии в качестве важнейшей проблемы называется сложная социально-экономическая обстановка. По мнению авторов, происходит снижение уровня жизни и доходов населения республики, причинами чего являются низкие зарплаты большинства населения и низкая покупательская способность. В то же время осуществляется позитивное взаимодействие государственных и общественных структур, усиление внимания к социальным проблемам общества, увеличение числа мероприятий и акций, направленных на сохранение этнокультурного разнообразия республиканского сообщества, а также на его гражданское сплочение".

Авторы делают интересные выводы о тенденциях в Чеченской Республике: "Экономическая и социальная обстановка в республике благоприятствует формированию и развитию культуры межэтнического и межконфессионального общения… Однако функционирование секторов экономики и социальной сферы зависит от значительных дотаций федерального центра, болезненной является проблема сокращения явной и скрытой безработицы, несмотря на большой прогресс в динамике сокращения безработицы".

Второй раздел доклада посвящен этноконфессиональной ситуации в СКФО в 2017 году. По мнению авторов, несмотря на определенные позитивные моменты, в "настоящее время в сфере религиозного образования сохраняется ряд нерешенных проблем": "Качество образования в религиозных учебных заведениях республики, по оценке специалистов-теологов, оставляет желать лучшего. Недостаточное количество высококвалифицированного преподавательского персонала (большинство преподавателей являются выпускниками этих же вузов) и отсутствие необходимой учебно-методической, библиотечно-информационной и технической базы остается основной проблемой для их полноценной образовательной деятельности. Серьезной проблемой также остается трудоустройство выпускников исламских учебных заведений".

Следует отметить, что Северный Кавказ является одним из 8 федеральных регионов РФ. Это федеральный округ 19 января 2010 г. был отделен от южного федерального округа и приобрел независимость.

На территории Северного Кавказа расположены 7 республик: Дагестан, Чечня, Ингушетия, Северная Осетия - Алания, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия и Адыгея. 

IQNA

Возврат к списку