Анализ и понимание озабоченности Ирана по стратегическим вопросам

24.02.2014
ИА Тасним - Эксперты исследовательского центра ВМС США подготовили отчет, в котором они анализировали главные стратегические предметы озабоченности Ирана, стараясь найти ее корни.
В этих целях в этом очерке обсуждаются три главных вопроса, формирующих стратегическую политику Ирана: страх перед чужим, и в первую очередь американским, господством, израильская угроза и соперничество с Саудовской Аравией. Эти факторы составляют основу принятия решений в Иране в стратегической сфере. Они непосредственно влияют на ближневосточную политику и поведение Ирана. Страх перед чужим (американским) господством Шах Ирана, у которого не было народной базы, полностью зависел от поддержки Вашингтона, который должен был сохранять его власть. Он израсходовал большие деньги на покупки оружия у США. В результате открылась дорога в Иран для большого количества американских советников. Шах во многих внутренних и внешних вопросах пользовался консультациями и рекомендациями американских советников. Усиление репрессивной политики шахского режима в отношении народа и его недемократический курс навели иранскую оппозицию на мысль, что Вашингтон является источником несправедливости в Иране. Революция 1979 года стала естественным последствием недовольства иранского народа влиянием американцев и других чужеземцев в Иране и репрессивной политикой шахского режима. После революции Исламскую Республику Иран беспокоила вероятность того, что американцы добиваются свержения исламской власти и возвращения к власти шаха и его сторонников. Результатом этой тревоги стала захват американского посольства в Тегеране и задержание его сотрудников. Эта акция привела к разрыву отношений между США и ИРИ. Вторжение Ирака в Иран в 1980 году, которое стало налом восьмилетней войны между двумя странами, по мнению руководителей Ирана, было организовано со стороны американцев и при поддержке зарубежных государств с целью уничтожить новое исламское государство. Ирано-иракская война усилила уверенность Тегерана в том, что США и прочие зарубежные державы, в том числе Франция и арабские королевства зоны Персидского залива, которые поддерживали Саддама Хусейна в войне, не дадут исламской республике продолжить свое существование, т.е. они задействовать все возможности для того, чтобы ее уничтожить. Хотя в 1990-х годах американская угроза в отношении Ирана в значительной степени утратила актуальность, она вновь стала ощущаться вслед за терактами 11 сентября, вплоть до того, что превратилась в важный вопрос в иранской и американской политике. Милитаристская политика президента Буша, жесткая дипломатия Вашингтона в отношении иранского атомного вопроса, склонность правительства Буша к войне с Ираком и талибами в Афганистане, постоянное настаивание на том, что Иран угрожает безопасности США (Буш называл ИРИ частью "оси зла") , создали у иранского руководства и западной общественности такое представление, что война США с Ираном – весьма вероятный вариант. В 2006-2007 гг. в США вышли в свет разные книги и статьи с предупредительным содержанием о том, что Буш собирается совершить вторжение в Иран, чтобы либо свергнуть исламскую власть, либо предотвратить продвижение ядерных разработок Тегерана. Народные протесты, возникшие в Иране после выборов в президенты 2009 года, по мнению руководителей Ирана, стали олицетворением тайных попыток Вашингтона проникнуть в Иран и сменить режим посредством так называемой "бархатной" революции. Органы безопасности Ирана предупредили, что американцы стараются т.н. "мягкой силой", путем распространения ценностей западной культуры, спровоцировать недовольство внутренней политикой, ослабить и в конце концов свергнуть ИРИ. Всесторонние санкции, навязанные Ирану со стороны правительства Обамы, также, в свою очередь, свидетельствовали о том, что даже если Вашингтон не добивается свержения или уничтожения ИРИ, то желает парализовать ее. Израиль – близкий враг. Иран считает Израиль наряду с США своим главным врагом. Иран и Израиль все время противостояли друг другу. Они превратились в серьезных врагов сразу после победы исламской революции в Иране. Иранский шах поддерживал с Израилем сотрудничество на разных уровнях, особенно в сфере безопасности и обороны. Тем не менее, политическое недовольство размещением Израиля в регионе, а также гнев и недовольство проблемами палестинского народа пустило глубокие корни в антишахской борьбе иранского народа. Аятолла Хомейни открыто и недвусмысленно подвергал критике Израиль. Тем не менее, за последнее десятилетие в Иране резко усилилось представление об израильской угрозе. До свержения саддамовского режима в 2003 году Ирак представлял собой главного врага ИРИ в регионе. Талибы, которые в 2001 году лишились власти, также представляли немалую угрозу иранским границам. Но после устранения этих двух угроз их сменили правительства, которые (особенно иракское правительство) поддерживают с Ираном дружеские отношения. С этого времени, Израиль превратился в серьезную политическую проблему для Ирана. Тегеран уверен в том, что за многими диверсионными действиями против атомной программы Ирана (в том числе распространением вируса Stuxnet) , физической ликвидацией иранских ядерщиков и поддержкой террористической организации Муджахедин Халк (мунафикин) стоит Израиль. Словесные угрозы израильских властей о вероятности нападения на атомные объекты Ирана с учетом вышеупомянутых действий этого режима против Ирана, усиливают статус Израиля как главного врага Ирана. Саудовская Аравия и региональное соперничество Аятолла Хомейни известен как один из серьезных критиков Саудовской Аравии и прочих соседних королевств (княжеств) . Его антимонархическая революция (в Иране) рассматривается как угроза со стороны Эр-Рияда и других суннитских королевств зоны Персидского залива, которые в 1981 году создали официальную организацию под названием Совета сотрудничества в (Персидском) залива, направленную, главным образом, против ИРИ. Во время ирано-иракской войны этот совет всестороннее помогал Саддаму Хусейну. Серьезная финансовая поддержки этого совета дала саддамовскому режиму возможность спокойно продолжать войну против Ирана. С учетом такой покровительственной политики, руководство ИРИ считает Саудовскую Аравию и другие страны зоны Персидского залива сообщниками США в попытках свергнуть ИРИ посредственном войны, ведущей в лице Ирака. Саудовская Аравия взирает на ИРИ как фактор вмешательства в палестино-израильский конфликт. Она озабочена тем, что амбициозная политика Ирана в регионе может привести к "радикализации" шиитских общин в странах Персидского залива. Иран считает Саудовскую Аравию, распространяющую сектантство (такфиритский ваххабизм) в регионе, инструментом реализации интересов США. Ссылаясь на оказание Эр-Риядом поддержки суннитским повстанцам в Сирии, а также жестокому подавлению шиитского демократического движения в Бахрейне, Иран считает все это содержанием повестки дня, в которой приоритетное значение придается усилению суннитов и сектантству. К тому же, военное присутствие США в странах зоны Персидского залива Иран считает угрозой своей безопасности и стабильности региона. Стратегические стимулы Ирана Хотя до 2003 года появились и затем исчезли некоторые другие зарубежные угрозы (в том числе Саддам и "Талибан") , Иран все время встревожен американской угрозой, конфронтацией с Израилем и соперничеством с Саудовской Аравией. Но это не только активизирует ближневосточную политику Тегерана, но и тесно переплетается с его региональной стратегией. Присутствие американских войск на Ближнем Востоке, особенно в Персидском заливе, является одним из главных предметов озабоченности Тегерана, который считает это непосредственной угрозой национальной и региональной безопасности. Отношения Ирана с ливанской "Хизбуллой" и палестинским ХАМАС также свидетельствуют о том, что Иран применят аналогичный рычаг давления против Тель-Авива.

Возврат к списку