Статус женщины-мусульманки в поликонфессиональном обществе

07.11.2016

Статус женщины-мусульманки в оликонфессиональном обществе Стал предметом всестороннего обсуждения на Международной научно-практической конференции, которая была организована Башкирской академией государственной службы и управления при главе Республики Башкортостан.

Конференция прошла в г. Уфе 18 и 19 октября 2016 года при поддержке российского филиала Фонда Розы Люксембург. В конференции приняли участие исследователи из различных научных центров Уфы, Москвы, Казани, Пензы, Грозного, Ростова-на Дону. С докладами выступили историки из Алматы и Ташкента, а также гостья ирландского происхождения, живущая в Дубае. Текст своего доклада о статусе женщины в «Поэме о скрытом смысле» Дж. Руми прислал профессор Тегеранского университета Абдулреза Сеиф, но не смог приехать лично.

На конференции прозвучало 21 выступление. Учеными были освещены теоретические и исторические аспекты эволюции социально-правового статуса женщины в исламском обществе, интеграции женщин-мусульманок в современное поликонфессиональное общество. В фокусе исследований оказались образование, карьера и политическое участие женщин-мусульманок в управлении. Особый раздел конференции был посвящен теме «Мусульманская женщина в условиях глобальных вызовов международного терроризма, войн, насилия».

С докладом о феномене женской активности в рядах экстремистских сообществ выступила профессор Айслу Юнусова, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института этнологических исследований им. Р.Г. Кузеева (г. Уфа). Она отметила, что женщины редко попадают в ряды радикалов на политической и националистической почве, а вот в экстремистских сообществах с исламской риторикой женщин примерно 20 процентов, если говорить о данных по Республике Башкортостан. На Южном Урале много мигрантов из соседних Казахстана и Кыргизстана, среди которых немало носителей псевдоисламской экстремистской идеологии, периодически оказывающихся в поле зрения МВД Башкортостана. Профессор Юнусова провела медиаметрический анализ русскоязычных сайтов определенной направленности и социальных сетей, которые широко используют экстремисты, размещая свои «ловушки». Для привлечения целевой аудитории создаются страницы с интересными для женщин темами – семья, любовь, кулинария, мода, украшения, даются общие сведения о религии и затем предлагаются к обсуждению тексты из книг, которые включены в Федеральный список экстремистской литературы. Собеседник, как правило, представляется красивым молодым внимательным мужчиной, который обещает всё, чего ждет от него женщина. Прибыв на место, в Сирию, девушка обычно обнаруживает, что тот, кто ей писал, не очень молодой, некрасивый, ее совсем не любит. И ничего из обещанного ее не ждет. При этом контрпропагандистских сайтов, где доступно и интересно для женской аудитории рассказывается об исламе, критически мало, - сказала профессор Юнусова.

Я попросила Айлсу Билаловну оценить значение конференции для устойчивого развития поликонфессионального российского общества:

– Конференция проводится очень вовремя. Она очень актуальна, потому что на сегодняшний день все проблемы, и глобальные, и наши внутренние, касаются не только всего общества, но особенно касаются женщин – женщины-матери, женщины-хранительницы семейных традиций. Поэтому сегодняшняя конференция с тем охватом различных вопросов очень нужна! Она получит какие-то дальнейшие отклики, потому что среди участников у нас были и журналисты, и исследователи, и практикующие непосредственно ислам лица – такой большой круг людей, каждый из которых со своим вопросом, со своей проблемой выступил, и все эти вопросы были обсуждены.

– Ваш доклад был посвящен женщинам, которые идут в экстремистские организации, пополняют ряды ДАИШ. Что самое главное надо делать государству, нашим имамам-наставникам, и вообще всем, кто занимается с молодежью, чтобы женщины, особенно молодые, не шли в эти организации, а оставались дома?

– Я не случайно начала с того, что изменился состав мигрантов, где мы теперь видим и женщин в достаточно большом количестве. Изменилась и функция самой женщины в той традиционной исламской среде, в которой она воспитывалась. С одной стороны женщина стремится жить полной жизнью, быть активным членом общества и даже занимать какие-то посты в государстве, это одно. А с другой стороны, она здесь вынуждена зарабатывать, может быть, даже каким-то не свойственным ей трудом. Не секрет, что женщине-мигрантке из Средней Азии трудно найти работу, на которую она рассчитывает, и зачастую приходится заниматься не только тяжелым трудом, но и негативными, далеко не мусульманскими вещами, что совершенно противоречит ее традиционному воспитанию. То есть женщина выбита из седла, она не защищена. И сегодня на первое место выходит вопрос безопасности женщин. А это значит – вопрос безопасности детей, безопасности семьи и в целом безопасности общества. Если государство, общество, муж женщину не могут защитить, она будет искать другого «защитника-покровителя». И вот мы сегодня говорили о факторах, которые способствуют радикализации женщин и тому, что они вовлекаются, вербуются в какие-то экстремистские сообщества. Ведь им там что-то обещают. Это не только «романтика», когда девочки уходят туда за своими возлюбленными, это еще и обещание защиты, обещание «крепкого стабильного государства» - вот этого «халифата», обещание «справедливости». Женщина это ищет. Поэтому нужно обеспечить женщине безопасность, защиту ее личности, ее детей, защиту ее духовного мира – пусть традиционного исламского мира, ее здоровья. Вот это первое. А второе: женщина очень позитивно реагирует на всё красивое вокруг – красивое отношение, объекты культуры, музыку, театр и так далее. И здесь я думаю, одним из факторов удовлетворения женщины является красивый духовный и материальный мир вокруг нее. Не случайно существует выражение, что «Мир спасет красота».

– Кстати, есть такой хадис: «Бог любит красоту».

– Бог любит красоту, безусловно. Да, - сказала профессор Айслу Юнусова, главный научный сотрудник Института этнологических исследований им. Р.Г. Кузеева, г. Уфа.

На конференции освещались и другие важные вопросы, касающиеся женщин-мусульманок в поликонфессиональном обществе.

О позитивной роли и широких возможностях тасаввуфа (суфизма) в противодействии псевдорелигиозному экстремизму среди мусульманок рассказал Ильдар Сафаргалеев, заведующий отделом исламских исследований Института стран СНГ, Советник муфтия Духовного Управления Мусульман г. Москвы и Центрального региона «Московский Муфтият».

Оживленную дискуссию вызвал доклад кандидата философских наук Сайяры Калпетходжаевой, ассоциированного профессора и заведующей кафедрой регионоведения и международных отношений университета «Туран» (г. Алматы). Она исследовала проблемы восприятия женщины в хиджабе в современном казахстанском обществе. Среди участников опроса только 5,5% подписалось под тем, что хиджаб – есть «проявление отсталости и невежества»; 9,8% посчитали, что это «показатель обособленности мусульманской женщины от светской жизни»; 14,3% опрошенных ответили, что хиджаб – это «демонстрация радикальных настроений и ультрарелигиозности в современных условиях». 33% поставили отметку под утверждением, что женщина в хиджабе – это «верующий человек, соблюдающий религиозные законы, и я уважаю ее позицию». И 37, 4% участников считают, что это «естественное явление в мультикультурном поликонфессиональном обществе». Таким образом, более 70% опрошенных относятся к хиджабу толерантно. Между тем врачи-мусульманки предпочитают проводить прием без хиджаба, чтобы не смущать пациентов, - отметила профессор Калпетходжаева.

«Феномен хиджаба вышел за рамки религиозного самоопределения» - такой вывод сделала в своем докладе профессор кафедры философии и политологии БашГУ, доктор философских наук Рушана Лукманова, которая проанализировала возможности политической карьеры для женщины-мусульманки. Она считает, что, хотя в жизни женщины есть период, когда приоритет отдается рождению и воспитанию детей, но он ограничен. Современное поликонфессиональное общество не может не задействовать творческий и интеллектуальный потенциал женщин, в том числе мусульманок. И они активно проявляют себя и на руководящих должностях, и в политической жизни Республики Башкортостан, продолжая позиционировать себя как мусульманки.

О своем опыте неофита рассказала ирландка Мария Камар (МакКена), которая воспитывалась в католической семье, но уже в сознательном возрасте приняла ислам, видя в нем ответы на многие жизненные вопросы и способ гармонизации личности. Вместе с мужем, бизнесменом из ОАЭ, она объездила много стран, помогая ему в качестве бухгалтера. Она привела ряд примеров, когда стремление женщины выйти на улицу в хиджабе пресекалось самими мужьями-мусульманами.

Отмечу, что на этой конференции, посвященной статусу мусульманки в поликонфессиональном обществе, в хиджабах были только две женщины: студентка исторического факультета Чеченского госуниверситета Рассмия Джамалдаева, выступившая с докладом «Женщина-мусульманка в сфере управления: история и современность», и известный исламский публицист-блогер из Москвы, член редколлегии журнала «Мусульманка» и главный редактор проекта «Михвар. Ось Сопротивления» Анастасия (Фатима) Ежова. Выступая в прениях, она подчеркнула, что носить хиджаб вне дома – обязанность каждой мусульманки вне зависимости от страны пребывания. Фатима выступила с докладом, в котором сделала обстоятельный анализ теории и реалий заключения исламского брака в различных мазхабах, указав на различия, иногда существенные, адата и шариата. В частности, она рассказала о практике чрезмерно пышных свадебных обрядов в современном Иране и неодобряемой шариатом сильно завышенной сумме махра, которую требуют иранские невесты. Возможно, из-за этих обычаев браки в современном Иране очень крепкие, но в них вступает все меньше молодых людей, - сказала она.

Правовые аспекты развода среди мусульманского населения Туркестана в конце XIX – начале XX вв. осветила доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института истории АН Республики Узбекистан Санобар Шадманова.Документы, которые привлекла историк, наглядно показывают, что женщина пользовалась наследственными имущественными правами, имела возможность привлечь к суду мужа, который не выполнял условия шариатского брака, и часто добивалась развода с отчуждением своей доли имущества. Притом, администрация Российской Империи в Туркестане всячески поддерживала установленный порядок, вмешиваясь в такие дела только по просьбе казия.

Баланс модернизации и традиции в гендерных отношениях исследовала социолог, кандидат философских наук Анна Очкина,заведующая кафедрой методологии науки, социальных теорий и технологий Пензенского госуниверситета. «Статус женщины нужно формировать таким образом, чтобы она могла реализовывать свои социальные и профессиональные возможности в соответствии с потребностями современного общества. Выбор между семьей и работой для нее должен быть вопросом рационального распределения времени, а не огромным эмоциональным грузом и драмой, - сказала Анна Очкина, отметив, что государство не должно перекладывать все больше и больше ответственности и экономических функций на плечи семьи, а значит, женщины. «Семья должна оставаться пространством уникальности и любви», – заключила она.

Особенности понимания «равенства полов» в западном и исламском обществе проанализировала в своем докладе профессор, доктор философских наук Ирина Фролова, и.о. проректора по научной работе Башкирской академии государственной службы и управления при Главе Республики Башкортостан. Она отметила, что исследователи на Западе и в исламском мире рассматривают гендерные вопросы в разных системах координат. Позиция западных ученых основана на т.н. «неотчуждаемых ценностях» - правах, последовательно закрепленных в целом ряде Деклараций ООН («О ликвидации дискриминации женщин», 1967; «Об искоренении насилия в отношении женщин» 1993 и т.д.). Позиция исламских правоведов строится на принципе функциональной дифференциации полов. Согласно Каирской Декларации о правах человека в исламе (1990) мужчина и женщина равны с точки зрения защиты и уважения их человеческого достоинства. А в правовой сфере акцент с равенства смещается в сторону соответствия прав женщины исполняемым ею обязанностям. Мужчина несет большую ответственность, имеет больше обязанностей и поэтому больше прав. «Многие рядовые мусульманки не считают, что существующие в исламе традиции как-то ущемляют их права, не считают социальной дискриминацией то обстоятельство, что главой семьи является мужчина, в котором женщина, в свою очередь, видит опору и защитника», - говорится в докладе. Ирина Фролова призывает исследователей помнить, что в современном поликонфессиональном и мультикультурном мире не может быть достигнут абсолютный универсализм ценностей, прав и свобод. И «представление о правовой дискриминации женщины в исламе зачастую возникает по причине незнания исламской культурной традиции, особенностей вероучения и социального устройства, а также в силу привычки судить о представителях иных культур «по себе», т.е. экстраполируя на них собственные представления о том, какой должна быть жизнь современной женщины».

Директор Института глобализации и социальных движений, кандидат политических наук Борис Кагарлицкий выступил с докладом «Модернизационные реформы ХХ века и проблема эмансипации женщин Востока». Он отметил, что проблема неравноправия женщин существовала на протяжении многих веков, как на Западе, так и на Востоке, а вопрос женской эмансипации встал одновременно в обоих обществах примерно с середины XIX века. Докладчик напомнил, что советский лозунг «Долой кухонное рабство!» был обращен ко всем женщинам страны, а не только к народам Востока. В то же время он обратил внимание на то, что в современной Западной Европе доминирует светский подход к проблемам и мультикультурализм, который предполагает признание прав меньшинств. На Ближнем Востоке общество конфессиональное. «И находясь вне какой-либо конфессии, вы будете нести, если не правовые, то статусные потери», - заметил Борис Кагарлицкий. Он также констатировал, что в России в последние годы наблюдается «идеологический дрейф» в сторону традиционных ценностей, которые для ислама и православия во многом совпадают, особенно в отношении роли женщины в семье и воспитании детей.

Ваш покорный слуга, Аида Соболева, рассказала об эволюции образа женщины-мусульманки в российском информационном пространстве, которое за последнюю четверть века тоже претерпело значительные изменения, став мультимедийным и гораздо более открытым. В настоящее время приходится констатировать наличие ряда негативных стереотипов образа мусульманки – последовательницы религии, веками существующей на территории России. Вывод моего доклада был таким: «Бессмысленно «разоблачать стереотипы», вербально снова и снова повторяя их в медиа-пространстве. Как гласит персидская мудрость, «нельзя выкачать из темной комнаты темноту – надо зажечь свет». Надо как можно больше показывать все светлое и конструктивное, что несет с собой ислам, рассказывать о научных, творческих, спортивных достижениях мусульман, об их участии в общественной и политической жизни страны, взаимодействии с последователями других религий и вкладе в копилку общечеловеческих ценностей».

Итог обсуждения главной темы конференции подвел доктор философских наук, профессор Юрий Дорожкин, заведующий кафедрой политологии, социологии и философии Башкирской академии государственной службы и управления при Главе Республики Башкортостан.

(Ю.Н. Дорожкин читает заключение своего доклада)

– Мне представляется, что положение женщин-мусульманок и отношение к ним в современном поликонфессиональном обществе зависит от внешних и внутренних факторов развития конкретной страны проживания женщин-мусульманок. Как, правило, женщины-мусульманки сегодня не имеют некоего особого статуса в поликонфессиональных государствах, они не ущемлены в своих правах и свободах, имеют равное положение с женщинами других вероисповеданий. Обостренность данной проблемы объясняется скорее негативной ролью «исламского фактора» в мировой и национальной политике, влиянием на нее международного терроризма мусульманского происхождения, неконтролируемыми миграционными процессами, необходимостью диалога ислама и других конфессий в поликонфессиональном обществе. Решение этих проблем зависит от успешности деятельности международных и национальных государственных институтов.

– Юрий Николаевич, завершилась конференция «Статус женщины-мусульманки в поликонфессиональном обществе». Как вы оцениваете значение этой конференции для поликонфессионального общества России?

– Я думаю, что эта конференция будет полезна и для специалистов, занимающихся этой проблематикой, и для тех, кто интересуется этой темой в широком смысле. С одной стороны, сегодня происходит ренессанс исламской культуры, раскрепощается сознание тех, кто скрыто исповедовал исламские ценности еще в советское время. С другой стороны, ислам во многом политизировался сегодня, сформировалось экстремистское крыло в исламе, которое претендует на мировую монополию в массовом сознании, на чужую территорию и насильственное внедрение того, что, что не украшает современный ислам. Поэтому знать о том, что происходит и каково место в этом мире женщины-мусульманки, с какими проблемами и трудностями сталкивается женщина, исповедующая исламскую веру, и какие возможные пути решения этих проблем сегодня обозначаются и в науке, и в практической деятельности государства и мирового сообщества, и полезно и практически нужно.

– Юрий Николаевич, вот сейчас, когда происходит какой-то теракт с участием тех, кто называет себя мусульманами, в том числе и женщин, к сожалению, или очередная античеловечная акция боевиков ДАИШ, то обычно говорят: «Эти нелюди никакого отношения к исламу не имеют!»

Мы будем смотреть правде в глаза, мы будем информированы и, следовательно, вооружены, и мы будем понимать откуда произрастает это зло и, соответственно, можем принимать некие превентивные меры. Сегодня ведь бытовое преступление – это одно, преступления политические – это другое, а преступления, совершенные на религиозной почве – это особая категория преступлений. И если эти преступления направлены против личности, и за этим стоит реакционное ядро сегодняшнего понимания данной религии, то это представляет опасность. И эту опасность надо преодолевать всеми возможными средствами. Для этого надо знать источник этого зла. И мне представляется, что стесняться в этом смысле в диагнозе, было бы некорректно. Это обезоруживает и правоохранительные органы, и массовое сознание, и, в конечном счете, мы только способствуем разрастанию этого зла.

На этих словах заведующего кафедрой политологии, социологии и философии БАСГУ профессора Юрия Дорожкина я завершаю свой рассказ о проходившей в Уфе конференции, посвященной статусу женщины-мусульманки в поликонфессиональном обществе. Из-за ограниченного времени я не успела рассказать о целом ряде других интересных выступлений, прозвучавших на этой встрече экспертов, но о них вы можете узнать на сайте БАСГУ, а также из слайдов в нашей фотогалерее. Напоминаю, наш сайт – parstoday.com/ru

С вами была Аида Соболева. Всего вам доброго! До новых встреч. 

Возврат к списку