Выставка «Полет Симурга» в РГГУ

19.10.2016

Работы художника Сергея Феофанова обладают поразительным свойством – они втягивают всех, кто находится рядом с ними, в свое пространство.

Человек, который оказывается среди его картин и скульптур, на какой-то момент становится частью некоего параллельного фантастического мира! В этом легко убедиться, взглянув на фотографии людей, сделанные на фоне работ Феофанова – изображенные им предметы и существа как бы дополняют облик зрителя, в большинстве случаев украшая его.

Выставка под названием «Полет Симурга» была приурочена к проведению в РГГУ международной конференции «Иранистика в Евразии: прошлое, настоящее, будущее». На целый месяц все пространство Музейного центра Университета заполнилось картинами и скульптурами с изображением изящных танцующих птиц с яйцами на голове, почти инопланетных женщин, огней и цветов. На первый взгляд ­ – ничего иранского! Сложившийся у европейца стереотип персидского изобразительного ряда далек от того, что представил художник. Но попав в мир его причудливых образов, вдруг ощущаешь архетипический поток, несущий тебя туда, где рождались пери и дивы, Заль и Заххак, Рудабе и Тахмине, Рустам и Сухраб, Афрасиаб, Сиявуш и другие герои древних иранских легенд.

«Живописные и скульптурные работы Феофанова не являются прямыми иллюстрациями к сюжетам персидских мифов и сказаний, скорее это фантазии на эту тему. Художник, бывавший в Иране и хорошо знакомый с его историей и искусством, осознанно избегает узнавания материальной культуры исторических эпох Персии в своих работах. Он создает свой собственный фантастический мир, со своей культурой, своими традициями, существующий между строк персидского фольклора и тесно связанный с ним ассоциативно-образными узами», – так отозвалась в каталоге к выставке д-р Фирюза Абдуллаева-Мелвилл, директор «Шахнаме-центра» в Пемброк колледже Кембриджского университета.

Сергей Феофанов родился в Москве в 1950 году, окончил ГИТИС по специальности «художник театра». Много лет работал на телевидении, возглавлял отдел художников-постановщиков Главной редакции программ для детей и юношества ЦТ – разрабатывал студийное пространство таких популярных передач как «Будильник», «Этот фантастический мир», «Чудеса без чудес», «Спокойной ночи, малыши». Работал художником в цирке, в драматическом и кукольном театре, создал множество лент на студии «Диафильм».

В 2000 году Сергей Феофанов побывал в Музее Востока на Выставке ковров, которую организовало Культурное представительство при Посольстве Ирана в Москве. С тех пор художник стал интересоваться литературой об Иране и его искусстве, прочитал русский перевод эпоса Фирдоуси «Шахнаме». И, наконец, совершил путешествие в Иран, сделал много зарисовок из жизни его жителей, которые представил на своей большой выставке в Академии художеств в декабре 2013 года. Та выставка тоже называлась «Полет Симурга».

То, что Симург продолжил свой полет по России и нашел пристанище в РГГУ, представ перед очами студентов и иранистов со всей Евразии – большая удача и закономерность. У всех, кто изучает Иран, появилась возможность увидеть отражение его образов в творчестве очень самобытного русского художника. Ректор РГГУ доктор философских наук Евгений Ивахненко, выступая на открытии выставки, сказал, что в работах Сергея Феофанова «слышится «пространственная музыка», они «наводят на мысли об экзистенциально важных вопросах». И отметил, что, хотя источником вдохновения для художника послужили персидские мифы о Симурге, они воплощены в тех формах, которые близки русской культуре. Декан факультета истории, политологии и права Александр Логунов напомнил, что выставка «Полет Симурга» открылась накануне 25-летия РГГУ. «И все 25 лет мы существуем вместе с Ираном, готовя новые поколения иранистов», – подчеркнул он.

На открытии выставки был господин Рахим Жарфи, советник Посольства Исламской Республики Иран в РФ:

– Господин Жарфи, вы побывали на выставке Сергея Феофанова, которая приурочена к конференции «Иранистика в Евразии». Что чувствует на этой выставке ваше иранское сердце? Чувствуете ли вы «иранский дух»?

– Во имя Аллаха милостивого, милосердного! Да, действительно, проведение такой выставки дает человеку ощущение очень хорошее, потому что культурная деятельность является очень важным и красивым способом сближения народов. Вы прекрасно знаете, что отношения между Российской Федерацией и Исламской Республикой Иран, отношения между нашими президентами сейчас находятся на очень хорошем уровне. Но народ в России, в большинстве своем, к сожалению, пока еще не так хорошо знаком с богатой иранской культурой. Эта выставка дает хороший повод для того, чтобы наши народы больше узнали друг друга. Мы должны не только увеличивать число и знания русских иранистов, но и нам, иранцам, надо больше знать русское видение иранской культуры. Мы видим здесь некоторые скульптуры Фирдоуси и очень хорошие изделия ручной работы. Я должен поздравить художника. Вообще у него идея прекрасная была! И я лично получил очень большое удовольствие.

Среди гостей выставки я заметила известного индолога, поэта и переводчика Александра Сенкевича. Александр Николаевич, будучи Президентом Общества культурного и делового сотрудничества с Индией, как-то пригласил художника в творческую командировку по этой стране.

– Вы Сергея Феофанова знаете уже очень давно, вы были с ним в Индии. И вот сегодня пришли на выставку «Полет Симурга». Кстати, это не первая его выставка «Полет Симурга», которая проходит в Москве.

– Да, конечно, я был в Академии Художеств, где была выставка большая Сергея Григорьевича. И я многократно бываю в его мастерской. Там мы встречаемся с моими интеллектуальными друзьями, которые читают лекции на разные востоковедные темы. У нас, как правило, художники раньше не особенно размышляли, отличаясь простотой своей духовной жизни, но умением хорошо рисовать и чувствовать краски. И это было даже большим достоинством для этих людей, а не каким-то недостатком. А сейчас, может быть, начиная с нашего авангарда – с Оскара Рабина, с того же Михаила Шемякина, искусство как раз становится концептуальным. И опирается либо на какую-то фундаментальную идею, либо на классические образы. В данном случае, если говорить, об европейских классических образах – это давно уже всё разработано, и здесь может быть только сплошной повтор. А такие страны Востока как Индия, Персия, и даже Китай ­ – это всё ожидает нашего художественного освоения. Сергей Феофанов выбрал Иран. А Иран – это одновременно и скифы, и Греция, и Индия, потому что лучший университет в то время был персидский, где, как считают некоторые исследователи, учился Гаутама Будда (о котором я сейчас пишу книжку), в Таксиле. Поэтому, это был один мир. Людей было не так много, как сейчас, но мир был очень подвижный, мобильный и творческий. Менялись кланово-племенные отношения. Появились уже металлические деньги – из золота и серебра. Уже не товарами обмен был, а через деньги, поэтому развитие шло очень быстро. Люди торговали, обменивались научными идеями, навыками и так далее. Поэтому этот мир был именно «полет». За короткий срок, меняя лошадей, можно было, доскакать с севера Индии до Греции. Вот это-то движение и передано в работах Сергея Григорьевича Феофанова.

Своих студентов на выставку привел кандидат философских наук, заведующий Кабинетом иранистики РГГУ доцент Павел Башарин.

– Вы побывали на выставке Сергея Феофанова, которая называется «Полет Симурга». Какие ассоциации у вас рождает этот образ. И попал Сергей Феофанов в ваше представление о Симурге?

– По-моему, попал стопроцентно. Но дело в том, что, говоря о традиционных символах иранского искусства, естественно, мы должны разделять две вещи – традиционное восприятие носителя культуры и традиционное восприятие художника, которое немного отличается. Только когда эти два концепта входят в соприкосновение, творчество и представляет некую ценность – когда художник не копирует традиционные образцы, а воспроизводит что-то свое. И вот Сергею Феофанову как раз удалось привнести новую струю.

А по поводу Симурга можно сказать следующее. Дело в том, что, как всем известно, иранской культуре присущ некий универсализм. Это некий трансфер, некая культура-посредник, которая связывала огромное количество культур на евразийском континенте. С одной стороны, это страны Дальнего Востока и Китай, с которым Иран и иранские народы Средней Азии имели давние отношения. С другой стороны, это страны Переднего Востока. И, наконец, влияния докатились практически до Европы, с одной стороны. И до Северной, а кое-где даже и до Центральной Африки ­– с другой стороны.

Дело в том, что Симург – как нам он известен по классическому персидскому искусству и классической персидской литературе (он, например, появляется в поэме Фирдоуси «Шахнаме» ХI века), имеет гораздо более длительную историю. Дело в том, что образцы изображений, которые мы можем рассматривать как некое крылатое существо, некую крылатую птицу-собаку, которая у искусствоведов ассоциируется с Симургом, в пространстве иранского мира встречается достаточно рано. Подобные символы, и подобные мотивы мы, например, находим в скифской культуре Приаралья и Пазырыка – Южного Урала.

С другой стороны, Симург, как полноценный иранский символ, появляется в Сасанидском Иране в доисламский период – как на тканях, так и на металле. Причем, что самое интересное, именно эти мотивы на долгие годы стали марками, представляющими иранскую цивилизацию, иранскую культуры в мире, в том числе для европейцев. Например, интересен факт, что вещи с изображением Симурга, главным образом, ткани находятся в собраниях Парижа и Рима. Они пришли туда в качестве дипломатических даров, начиная поступать где-то с эпохи Карла Великого.

И вот эту роль культуры-трансфера, по-моему, Сергею Феофанову идеально удалось подчеркнуть. И то, что Симург выбран им в качестве символа его выставки, а также, в некотором смысле, какого-то периода его творчества – это тоже глубоко символично,–

сказал руководитель Кабинета иранистики РГГУ доцент Павел Башарин.

Своим мнением о выставке поделилась профессор кафедры музеологии РГГУ, заместитель директора ГМИИ им. Пушкина по научной работе Ирина Баканова:

– Всегда очень интересно обращение русских художников, русских поэтов к теме Востока. Эта тема стала осваиваться довольно давно. В России с XIX века мы помним прекрасные переложения, нельзя сказать, что это переводы, но это именно переложения из Пушкина, из Жуковского. Тема, связанная с «Гулистаном» Саади, с Хафизом – это всё те темы, которые поднимали русские поэты на протяжении многих лет. Но русские художники откликались на это не меньше.

Сегодня, когда я смотрела на произведения Сергея Феофанова, я думала о том, что его творчество, такое самобытное, оно, может быть, сродни тому, что делал Сергей Есенин в свое время. Мы прекрасно помним его потрясающий поэтический цикл и часто повторяем «Шаганэ ты моя, Шаганэ», не задумываясь о том, был ли Сергей Есенин в Иране, видел ли он восточных красавиц. Мы знаем, что он был в Баку на даче, куда его привез его друг Петр Чагин, и там, вот на этой даче, Есенин сам воссоздал вот этот восточный мир в своем воображении. Точно так же, как воссоздает этот мир замечательный Сергей Феофанов.

Мы откликаемся на эту птицу Симурга как на птицу мифологическую, как на птицу, которая прилетела к нам оттуда – из Ирана. Но с другой стороны, мы прекрасно понимаем, что эта птица прилетела как раз из того, что было создано Сергеем Феофановым. Он заново переосмыслил эту восточную символику. И переосмыслил ее таким образом, что она выстроилась в определенную другую художественную систему. Вот этот космос Сергея Феофанова – это то, что нам дарит уже представление русского художника о том загадочном Востоке, о котором на самом деле мы знаем и много, и мало. И вот мне кажется, что вот эта птица Симург как образ она замечательно пересоздана Сергеем Феофановым – и в шамоте, т.е. он работает как скульптор, и как живописец.

Тема Востока – это тема вообще очень плодотворная для русского искусства. И вот то, что это явлено в Университете, в рамках конференции, на которой говорится об иранистике в разных контекстах, в том числе и в контексте художественном, мне кажется очень важным для университета, потому что современный университет – это университет многоконтекстный, в котором должно быть сопряжение науки и искусства. В данном случае, РГГУ – то самое пространство, которое обозначило одну из самых важных своих стратегий: образование средствами искусства. Поэтому выставка Сергея Феофанова – это выставка, которая проходит в рамках именно этой стратегии. Мы можем говорить о том, что университет – это такая птица, которую держат два крыла: древность и современность. Будем считать, что эта та самая мифологическая птица Симург, которая летит высоко и знает о нас гораздо больше, чем мы сами думаем.

На этих словах Ирины Бакановой, профессора кафедры музеологии РГГУ, я завершаю репортаж о выставке «Полет Симурга». С вами была Аида Соболева. Присылайте свои отклики, пожелания и комментарии на наш интерактивный сайт www.parstoday.com/ru

Всего вам доброго! 

Возврат к списку