«Чем больше людей занимается изучением Ирана, тем лучше»

16.10.2016

Прошедший сентябрь ознаменовался целым рядом событий по укреплению российско-иранского сотрудничества, среди которых особое место занимает создание Ассоциации иранистов Евразии.

Проект ее Устава был рассмотрен на проходившей в РГГУ международной конференции «Иранистика в Евразии: прошлое, настоящее, будущее» и принят за основу на заключительном заседании 23 сентября 2016 года. Там же были выбраны руководящие органы данной Ассоциации. Ее Правление возглавил Павел Лурье – заведующий сектором Средней Азии, Кавказа и Крыма Отдела Востока Государственного Эрмитажа, г. Санкт-Петербург. Его заместителем избран доктор Сафар Абдулло, профессор Казахского университета международных отношений и мировых языков имени Абылай хана, главный редактор журнала «Иран-наме», г. Алма-Ата. Секретарем Ассоциации стала Лана Раванди-Фадаи, ведущий научный сотрудник Института востоковедения Российской академии наук, г. Москва. Также в Правление Ассоциации вошли доцент РГГУ Павел Башарин, заведующий кабинетом иранистики РГГУ; доктор Шахрам Юсефифар, глава Ассоциации историков Ирана; доктор Джудит Лернер, специалист по истории древнего Ирана из Нью-Йорского университета и Эхсан Шавареби Могаддам, аспирант Тегеранского университета, также специалист по античной истории.

Конференция, на которой произошло рождение Ассоциации иранистов Евразии, сама по себе была очень важным событием для тех, кто долгие годы своей жизни отдал изучению Ирана – древнего и современного. Знаменательно, что конференция открылась в день 25-летнего юбилея Российского государственного гуманитарного университета, собрав в его стенах ученых из России, Ирана, Таджикистана, Казахстана, Польши, Великобритании, Австрии, США и Японии. На пленарном заседании выступили ректор РГГУ Евгений Ивахненко и президент РГГУ Ефим Пивовар, Посол ИРИ в РФ Мехди Санаи, представители МИДа России и Министерства образования и науки РФ. Роль иранистики в дипломатии и развитии международных контактов осветил в своем докладе глава Организации архивов и Национальной библиотеки Ирана доктор Сейед Реза Салехи Амири. Декан факультета Азии и Ближнего Востока Кембриджского университета профессор Чарльз Мелвилл на примере средневековой Персии показал, как на протяжении веков в Иране развивалась идея сильной и справедливой власти, и чему нас учит история. Обстоятельный анализ развития иранистики на Евразийском пространстве дал в своем докладе доктор Реза Малеки, руководитель Культурного представительства при Посольстве Ирана в России. Коллег-иранистов приветствовали проректор по международному сотрудничеству РГГУ Вера Заботкина и директор Института восточных культур и античности РГГУ Илья Смирнов.

В течение двух дней на шести тематических секциях ученые обсуждали различные аспекты иранистики в Евразии – исследования иранских языков, вопросы иранской религиозно-философской мысли, новые работы по доисламской истории и по средневековой мусульманской истории иранского мира, проблемы и перспективы развития исследований по персидской литературе, и отдельно по иранской культуре и искусству. Большой интерес у всех участников вызвала секция изучения современного Ирана, где обсуждались проблемы политики, экономики, демографии ИРИ, а также российско-иранское взаимодействие в регионе.

Российский государственный гуманитарный университет не случайно стал местом создания Ассоциации иранистов Евразии. В этом учебном заведении, наряду с интенсивным изучением современного и классического персидского языка, студенты знакомятся с такими курсами, как «История персидского языка», «Современные западно-иранские языки», «История Ирана», «История литературы Ирана», «Поэтика персидской литературы», «Материальная культура Ирана», «Религиоведение Ирана», «Арабо-мусульманская философия», «Суфизм в Иране» и рядом других.

У нашего микрофона заместитель декана Факультета истории, политологии и права Кафедры теории и практики общественных связей РГГУ Мария Александровна Штейнман:

В настоящий момент наша цивилизация переживает колоссальные трансформации геополитические и социо-культурных матриц. Именно поэтому нам необходимо создание академического пространства диалога, где мы вместе сможем осознать эти вызовы, осознать те перемены, которые происходят, и наметить те перспективы и те векторы, с помощью которых мы вместе будем строить будущее. Потому что и наш университет, и наш факультет, безусловно, находятся на острие современности. С Исламской Республикой Иран нас связывают тесные и многолетние академические связи. И именно поэтому сегодняшняя конференция настолько важна. Именно поэтому у нас у всех есть шанс вместе осознать наше прошлое, настоящее и будущее, - сказала доцент РГГУ Мария Штейнман.

В числе почетных гостей из Ирана была госпожа Атефе Нури, директор Центральной библиотеки и архива Организации культуры и исламских связей Ирана.

«Я очень рада находиться на конференции в одном из крупнейших центров иранистики – Российском гуманитарном университете, - сказала она. – Возможность ученых разных стран общаться и работать вместе – важная составляющая научного процесса, который состоит в поиске истины. Слава Богу, что мы имеем эту возможность. И она уже приносит плоды – иранские специалисты по рукописям от Организации культуры и исламских связей ИРИ несколько лет назад были направлены в Россию, больше двух месяцев они работали в Институте восточных рукописей в Петербурге и других исторических архивах. Результатом чего стали изданные в Тегеране каталоги хранящихся в России старинных иранских документов и научных манускриптов. Эта работа будет продолжена», - сказала госпожа Нури.

Создание Ассоциации иранистов Евразии может стать основой для восстановления рабочей связи между учеными бывших советских республик. Вот что сказал в интервью нашему радио директор Института языка, литературы, востоковедения и письменного наследия имени Рудаки Рахматуллозода Сахидод Хоркашев, представляющий на конференции Таджикистан:

Иранские языки являются очень древними языками, имеющими историю более трех тысяч лет. Вот эту историю необходимо все время помнить и над ней работать. Потому что история и культура иранского народа имеет огромное значение для мировой цивилизации. Эта история дает миру великое мировоззрение для добрых отношений людей. Литература и язык иранского народа имеют большое значение для мировой культуры. Поэтому мы и участвуем в таких симпозиумах, в таких конференциях.

– Как называется ваш доклад?

– «Развитие языка таджики-фарси в годы независимости Республики Таджикистан».

– Послушаем с удовольствием.

– Пожалуйста.

Одним из участников конференции был профессор Чарльз Мелвиллиз Великобритании, декан Факультета Азии и Ближнего Востока Кембриджского университета, крупнейший специалист по истории средневекового Ирана и исследованию персидских рукописей. Между РГГУ и возглавляемым им «Шахнаме-центром» Пемброк-колледжа в Кембридже накануне был заключен договор о долговременном сотрудничестве.

Я очень рад присутствовать на этой в высшей степени успешной конференции. Я буду представлять здесь, в Москве, новую программу лекций по истории Ирана, основанную на иллюстрированных персидских хрониках. Иран очень важная страна, культура которой еще в древности пустила глубокие корни на огромном пространстве земного шара и продолжает оказывать влияние и сегодня. К сожалению, политическая ситуация сейчас не способствует прямым контактам с иранскими учеными, поэтому очень важно, что на базе РГГУ создаются новые возможности для изучения Ирана, - сказал Чарльз Мелвилл.

Модератором секции по истории религиозно-философской мысли на конференции был доцент Павел Башарин, кандидат философских наук, доцент Кафедры современного Востока, заведующий Кабинетом иранистики РГГУ. Когда мы с ним беседовали, он, наверно, еще не знал, что совсем скоро станет членом Правления Ассоциации иранистов Евразии.

Павел Викторович, насколько я знаю, вы возглавляете Центр иранистики в РГГУ. Пользуясь случаем, я хочу вас спросить: насколько велик интерес к Ирану, к персидскому языку, к персидской культуре, философии и истории у современной молодежи?

– Дело в том, что с иранистикой и иранской культурой, в частности, с персидской культурой, творится очень интересная вещь. Человек, который идет изучать, например, арабский язык, очень часто изучает только арабский язык – для того, чтобы потом работать переводчиком, и это замечательно, или в каком-нибудь культурном представительстве, в посольстве, в турфирме. А я заметил по студентам, поступающим к нам, что студенты, которые поступают, в частности, в РГГУ, интересуются культурой вообще, цивилизацией вообще и далеко не только языком. В частности, например, в этом году мы набрали новый курс бакалавров-иранистов на Факультете истории, политологии и права. Они будут в течение четырех лет, поскольку это бакалавры, изучать персидский язык, персидскую культуру, персидскую историю, и вот сейчас мы начинаем с ними общаться, начинаем вести им курсы, и, конечно, видим у них живой интерес, вот этот «огонь в глазах», и это прекрасно.

– И сколько сейчас студентов в РГГУ изучает персидскую культуру и вообще связаны с Ираном по своему учебному курсу?

– Большое количество, потому что, с одной стороны, у нас есть специалисты- иранисты, которых примерно 15 человек на данный момент на разных факультетах. А с другой стороны, у нас есть студенты-востоковеды, которые изучают персидский язык в качестве второго восточного языка, например, это арабисты, тюркологи, их число очень большое, я даже не могу вам сказать на данный момент.

– То есть, если человек изучает арабский – он изучает только арабский, в лучшем случае – исламоведение, а если он изучает персидский, то он уже широкий ареал изучает. Так?

– Дело в том, что так с персидской культурой вышло исторически. Потому что персидская культура очень часто являла нам феномен именно передачи чужих традиций – как, например, это вышло с историей и культурой России, когда ряд изобретений мы получали именно из Ирана или от иранских народов Средней Азии, а не непосредственно из Китая. С другой стороны, иранские народы никогда не представляли некой целостной, можно сказать, «чистокровной» единицы. Они постоянно смешивались с теми же тюрками различных групп, с арабами, и так далее и так далее. Иранист, который знает исключительно персидский и ориентируется только в культуре современного Ирана, обладает очень небольшим «бэкграундом». Поэтому каждый человек, изучающий персидскую культуру, обязан постоянно это расширять. Вот с этим самое замечательное и связано, этим, наверно, и обусловлен интерес.

Напомню, это был Павел Башарин, заведующий Учебно-научным центром иранистики РГГУ.

Директор Центра персидского языка и культуры Московского государственного лингвистического университета историк Александр Полищук выступил на конференции «Иранистика в Евразии» с предложением создать новые, отвечающие последним политическим реалиям, учебники по специальностям «международные отношения», «регионоведение» и «культурология». Уже восемь лет Александр Иванович возглавляет Общество дружбы с Ираном по линии Россотрудничества, проводит большую работу по развитию российско-иранских культурных связей. Я спросила, как он оценивает факт создания Ассоциации иранистов Евразии, не будет ли она дублировать деятельность Общества?

Чем больше людей занимается изучением любых стран, в том числе Ирана, и проблемами иранистики, тем лучше. Дело в том, что, если мы говорим о российском Обществе дружбы с Ираном – то здесь именно российская сторона должна себя позиционировать в нем, то есть, мы должны знакомить наших иранских коллег с российской культурой, русской культурой. Это наша задача. А если мы говорим об иранистическом обществе в целом, Евразийском, оно, конечно, должно заниматься, прежде всего, изучением Ирана и иранистикой в самом широком смысле слова. Здесь может, конечно, речь идти о России, если мы говорим о контактах, которым, действительно, уже несколько сотен лет. А все-таки здесь больше упор будет делаться на собственно Иран и те регионы, районы, которые исторически испытывали на себе культурное воздействие Ирана – от Таджикистана до Турции, как минимум. Туда, конечно, мы должны включать и культуру таджиков, и культуру афганцев, и курдов, и всех остальных народов, которые в той или иной степени имеют общие исторические корни, культурные корни, близкую литературу. Несмотря на то, что часть из них тюрки, а не персоязычные, тем не менее, проживание на «иранской почве» и контакты в течение такого длительного исторического времени тоже отразились на них. Персидское влияние было очень сильным. Я думаю, что чем больше людей занимается проблемами иранистики, тем лучше. Пусть цветут тысячи цветов, и каждый цветок должен дать свой цвет, свой вкус и аромат. Не надо рассматривать идею создания этого общества как некую конкурирующую идею с кем-то. Это просто еще одно из направлений работы в области иранистики. Надеюсь, будет продуктивным. Посмотрим.

Дорогие радиослушатели, на этих словах руководителя Общества дружбы с Ираном Александра Полищука я завершаю свой репортаж о создании Ассоциации иранистов Евразии на конференции в РГГУ. Но разговор об иранистике мы, конечно, на этом не заканчиваем и продолжим в наших следующих выпусках.

С вами была Аида Соболева. Я желаю вам всего доброго. До новых встреч! 

Возврат к списку