Новый британский посол стремится к улучшению отношений с Ираном

24.04.2018

IRNA - Роб Макэр, новый посол Великобритании в Тегеране, пообещал продолжить улучшение отношений с Ираном, особенно в области торговли и инвестиций.

Макэр, который должен сменить Николаса Хоптона в мае, сказал Агентству в эксклюзивном интервью, что он очень рад, что отправится в Тегеран в качестве нового посла Великобритании.

Он сказал: «Я был увлечён Ираном на протяжении всей моей дипломатической карьеры, но раньше не работал в Иране, хотя много занимался Ближним Востоком, и с нетерпением жду возможности представлять свою страну в Тегеране.

Отвечая на вопрос о сроках назначения, он ответил: «Я думаю, что время дл этого хорошее в том смысле, что мы много продвинулись в наших двусторонних отношениях за последние 3 года с момента открытия наших посольств.

Британия добавила, что Макэр осознаёт ту огромную роль, которую Иран имел в своем регионе на протяжении столетий и вместе с геополитическим значением, но сказал, что ему гораздо больше предстоит научиться и он с нетерпением ождает прибытия в Тегеран.

Отвечая на вопрос о нынешнем уровне двусторонних отношений между Ираном и Великобританией, новый британский посол сказал: «Мы добились большого прогресса, и очевидно, что между нашими странами действуют в полной мере посольства, у нас есть все визовые услуги. В обеих столицах у нас есть много возможностей в торговле и увеличиваются контакты на уровне культуры и туризма, поэтому я думаю, что всё идёт хорошо.

Отношения всегда можно улучшить, но между правительствами есть определённые различия. Он сказал: «Я считаю, что более глубокий диалог может изменить ситуацию, но мы не должны недооценивать важность различий.

«Хотя мы хотим говорить с Ираном, в частности, о безопасности и мире в регионе, где Иран играет очень важную роль, нам, безусловно, необходимо будет сосредоточиться на двусторонней повестке дня. Например, британское правительство очень хочет увидеть разрешение консульских вопросов, которые являются препятствием в наших двусторонних отношениях», сказал Макэр.

На вопрос, может ли он предположить, что между Ираном и Великобританией будет какое-то сотрудничество для обеспечения стабильности в регионе, он сказал: «Иран играет очень важную роль, и мы считаем, что важным является то, чтобы эта роль осуществлялась конструктивно.

Есть проблемы, по которым у Великобритании есть опасения, но он считает, что работая в диалоге с Ираном, можно добиться прогресса по некоторым из этих вопросов.

По вопросу о торговых отношениях Макэр оптимистично заявил: «Я провёл много времени в течение последних нескольких месяцев, беседуя с британскими компаниями и банками о торговле и инвестициях в Иран. Я могу сказать вам, что есть огромный энтузиазм и интерес с обеих сторон к увеличению торговых отношений».

Говоря о закрытых в течение 4 лет посольствах, он добавил: «Поэтому мы начинаем с относительно низкой точки, но за последний год торговля удвоилась более чем в два раза, и поддерживая торговлю, мы увеличили размер штата в нашем посольстве от 0 до 9 человек».

Макэр сказал: «Имеются значительные усилия, направленные на улучшение торговых отношений между двумя странами, и есть ещё больший потенциал».

На вопрос о том, имеются ли какие-либо планы по развитию торговых отношений, он подчеркнул, что сделает всё возможное, чтобы помочь улучшить среду для торговых и инвестиционных связей между двумя странами.

«Я думаю, как всем известно, что у компаний, желающих вести бизнес в Иране, есть проблемы из-за отношений с международными банками, которые обеспокоены из-за воздействия первичных санкций. Но мы со стороны британского правительства поддержали диалог с банками и будем продолжать это делать, наша позиция – поощрять торговлю, и я думаю, можно сделать даже больше», сказал Макэр.

Новый британский посол сказал, что посольство поможет британским компаниям и банкам лучше понять рынок Ирана. В то же время он ожидает, что Иран примет позитивные меры, улучшив банковские стандарты, чтобы облегчить торговлю.

Отвечая на вопрос о пессимизме среди иранцев по отношению к Великобритании, Макэр сказал: «Я наблюдаю за историей. Я думаю, что история очень важна, и важно понять, откуда мы пришли, чтобы увидеть, куда мы идём. Я думаю, что история отношений между нашими двумя странами должна быть понята должным образом всеми, и мы не должны пытаться ее отбросить, мы должны быть честными в этом.

Он сказал: «У Ирана молодое население, он имеет тенденцию смотреть вперёд, а не назад, и именно здесь, как я думаю, наши усилия должны сосредоточиться на попытках улучшить ситуацию в дальнейшем».

На вопрос, согласен ли он с тем, что улучшение торговых отношений между двумя странами и долгосрочные инвестиционные проекты в Иране могут преодолеть пессимизм, Макэр сказал: «Я считаю, что торговые и инвестиционные связи – отличный способ налаживания отношений между людьми и правительствами, а в случае с Ираном есть много возможностей сделать это».

Что касается трудностей получения британской визы иранцами, Макэр сказал: «Я думаю, что мы добились большого прогресса в отношении виз. Мы продвинулись от отсутствия этой услуги в Тегеране до полной визовой поддержки. Недавно мы значительно увеличили количество назначений, которые мы предлагаем в Тегеране. Я бы хотел, чтобы эта тенденция росла. Я хотел бы видеть больше возможностей».

Он сказал, что хочет стать свидетелем хорошего визового обслуживания тех, кто путешествует законно, добавив, что важно то, что мы можем сотрудничать с иранскими властями в случаях нарушений правил; это верно для каждой страны, и Иран ничем не отличается.

На вопрос о том, почему в конкретных случах, таких как выдача виз тем, кто желает навестить свою семью, случаются отказы, новый британский посол завил, что посольство предлагает очень хорошие и справедливые визы, но если людям отказывают, это означает, что они не соответствуют критериям. 

В то же время он сказал, что стремится снять тень с работы посольства и быть открытым в дипломатических усилиях. Иногда возникают недоразумения и подозрения, поэтому для него важно снять их.

На вопрос о том, ожидаются ли в ближайшее время делегации в Тегеране, он сказал: «Как вы знаете, наш министр иностранных дел посетил Тегеран в декабре, мы были очень рады принять у себя заместителя министра иностранных дел Ирана Али Аббаса Араки два месяца назад. Надеюсь, что либо министр иностранных дел, либо другой министр вскоре посетит Иран для двусторонних переговоров».

Перейдя к теме СВПД, он подчеркнул важность сделки, сказав: «Я думаю, что мы чётко обозначили позицию Великобритании, СВПД – это очень важное политическое дипломатическое достижение и мы полны решимости поддерживать его».

«Мы по-прежнему решительно поддерживаем СВПД, но важно, чтобы все стороны придерживались своих обязательств по этому соглашению. Очевидно, важно, чтобы Иран продолжал предоставлять полный доступ МАГАТЭ. Поскольку МАГАТЭ подтвердило, что соглашение работает, мы считаем, что оно приносит значительную пользу миру и стабильности в регионе. Мы работаем со всеми сторонами соглашения и нашими союзниками, особенно после выступления президента Трампа в январе, над тем, чтобы соглашение могло продвинуться дальше», сказал Макэр.

Отвечая на вопрос о том, как Великобритания готова защищать СВПД после назначения Джона Болтона советником президента США о национальной безопасности, который не поддерживает СВПД, он сказал: «Наша позиция по соглашению остаётся неизменной. Я уверен, что наш министр иностранных дел передаст это дело новому госсекретарю, как он это делал в прошлом».

«Мы считаем, что СВПД работает. МАГАТЭ поддержало его в своей серии докладов. Это не значит, что никаких других проблем нет. Когда мы говорим о других проблемах, с которыми мы сталкиваемся, например, с событиями в регионе и баллистическими ракетами, они выходят за пределы СВПД и являются отдельными проблемами».

На вопрос, согласен ли он, что решение на данном этапе вопросов, выходящих за пределы СВПД, со временем нарушит дух соглашения, новый британский посол ответил: «Я думаю, нам нужно пояснить, что СВПД – это соглашение с установленными условиями, которыое мы подписали и согласились поддерживать его. Тот факт, что есть проблемы вне этого, не ослабляет СВПД, или, во всяком случае, не ослабляет его дух».

Он также сказал, что слишком нереально предположить, что Трамп выйдет из СВПД, однако Великобритания, конечно, готова ко всем сценариям.

На вопрос, есть ли вероятность того, что Иран, 3 европейских страны, Китай и Россия будут придерживаться СВПД без США, он сказал: «Опять же, я думаю, вы говорите о гипотетических вариантах. Мы поддерживаем СВПД и считаем, что оно очень важно, поэтому сделаем всё возможное, чтобы сохранить это соглашение».

В ходе интервью он подтвердил важную роль Ирана в регионе и сказал, что у Тегерана имеются законные соображения безопасности.

Макэр сказал, что Великобритания считает, что важно, чтобы Иран использовал свою роль разумно, об этом идёт активный и конструктивный диалог.

«Конечно, есть много областей, в которых у Великобритании и Ирана имеются общие интересы, – в частности, победа над терроризмом, ибо в этом Иран приложил значительные усилия».

Сообщения о том, что ракеты, выпущенные хуситами Йемена по Саудовской Аравии, возможно, прибыли из Ирана, это одна из тех сфер, которые вызывают озабоченность у Британии.

На вопрос о том, не противоречит ли продажа оружия Великобританией Саудовской Аравии, которая вела катастрофическую войну в Йемене и убила тысячи мирных жителей, договорам о торговле оружием он сказал: «Абсолютно нет. Ситуация в Йемене чрезвычайно серьёзная; ООН заявила, что три четверти людей нуждаются в гуманитарной помощи. Мы твёрдо верим, что нет военного решения этого кризиса, есть только политическое решение».

Он заявил, что Мухаммад Бин Салман взял на себя принятие политического решения, когда последний раз приезжал в Лондон в прошлом месяце. Макэр добавил, что британское правительство будет работать с саудитами, ОАЭ и США, чтобы добиться политического решения этого кризиса.

Что касается продажи оружия, Макэр сказал, что Великобритания имеет один из самых жестких режимов экспортных лицензий в мире и не будет продавать оружие, если по её мнению существует явный риск того, что оно может быть использовано в серьёзных нарушениях международного гуманитарного права.

Он сказал, что британское правительство интенсивно работает над политическим решением кризиса в Йемене, и это важная вещь, которое оно может сделать.

Также по его словам, продажа оружия никоим образом не противоречит договорам и протоколам о вооружениях.

В связи с недавними авианалётами на Сирию со стороны Великобритании, Франции и США Макэр сказал, что нападение было целенаправленным ударом для смягчения гуманитарных бедствий, уничтожения возможности химического оружия сирийского режима и сдерживания его будущего использования.

Он утверждал, что сирийский режим имеет давний опыт использования химического оружия самым жестоким и отвратительным образом против собственного народа, и поэтому такую поведения пришлось прекратить.

«Мы искали дипломатические каналы для достижения этого, но наши усилиям неоднократно мешали. Практической альтернативы применению силы для смягчения дальнейших гуманитарных страданий не существовало».

На вопрос о том, не требует ли такое нападение резолюции СБ ООН и почему Британия не дождалась ОЗХО, он ответил: «Как я уже сказал, мы искали дипломатические каналы для прекращения использования химического оружия сирийским режимом, но нашим усилиям неоднократно мешали. Инспекторы ОЗХО расследовали предыдущие нападения и 4 раза решали, что режим действительно в ответе за них. Любая попытка привлечь виновных к ответственности блокировалась Россией в Совете Безопасности ООН».

Он подвёл итог, сказав, что Великобритания делала это раньше, но это не остановило использование режимом химического оружия.

В заключение он отметил, что эта страна должна немедленно действовать вместе со своими союзниками, чтобы свести к минимуму риск дальнейших гуманитарных страданий, вызванных химическим оружием.

Макэр сказал, что химическое оружие является одним из самых ужасных видов оружия, которые существуют. «Как сказал наш премьер-министр, тот факт, что такое зверство, которое произошло в Думе, может сегодня произойти в мире, является пятном на нашей гуманности».

На вопрос о том, не противоречило ли нападение парламентской конвенции о том, что любые войны за рубежом требуют одобрения, он ответил «Нет».

По его словам, необходимо было действовать быстро, чтобы британские вооружённые силы могли действовать решительно, поддержать жизненно важную безопасность своих операций и защитить интересы Великобритании. «Это соответствует британской парламентской конвенции».

Журналисты спросили посла, почему британское правительство вмешивается в дела в Сирии, а не в Йемене, где саудовцы совершают нападения, и он ответил, что Британия по-прежнему глубоко обеспокоена всё более серьёзной и тревожной гуманитарной ситуацией в Йемене.

Он сказал о ведущей роли Великобритании в поддержке возглавляемого ООН политического процесса, добавив: «Мы считаем, что политическое решение – единственный способ принести долгосрочную стабильность в Йемен».

Возврат к списку